Святцы: Соообщество Православных Прихожан


Канон святителю Григорию Богослову, архиепископу Константинопольскому (второй) (Каноны святым)

Песнь 1.
Ирмос: Похвалу боговидец Моисей Израилю предвозглашает, начинает же Мариам премудрым женам песнь победную: Избавителю Богу вси воспоим.

Избаву началороднаго, о наших же страстех кровь Боготочную, стал еси, в жертву принося, и ныне верным, Григорие всемудре, Бога подаждь нам удобопримирительна.

Скрижали богоначертанныя, во мрак Моисей вшед, прият некогда, ты же, во уме поставив богоприятную трапезу, прилежно Бога умолил еси.

Богородичен: Хотя за благоутробие Свое от смерти и тли паки воззвати естество человеческое, Пребожественный, Дево Всенепорочная, в чистую утробу Твою вселися.

Песнь 3.
Ирмос: Прежде зачатия честнаго Самуила несомненно Богу обещавши священномати Анна, ныне радующися, поет с нами: утвердися в Господе сердце мое.

Иже прежде изытия из утробы рождшей тя был еси предвозвещен, преподобне отче, пронаречение нося достойное, священноначальниче премудре. Вседушно, — радуйся, отче, — тебе зовем.

Иже прежде даже изволити лукавая, супружницу и споспешницу избрал еси изъявленьми божественными — боговидную чистоту и целомудрие, поборниче верных. Веселящеся, — радуйся, отче, — тебе зовем.

Богородичен: Евы праматере исправила еси прежде бывшее поползновение, приемши в Себе низверженныя восправляющее Слово Отчее непобедимою силою, Мати Дево.

Седален, глас 8.

Отверз уста словом Божиим, отрыгнул еси премудрость, проповедниче Света, и мудрование Божественное вселенней всеял еси, отцев воистинну утвердил еси догматы, по Павлу явился еси веры поборник. Тем и ангелов согражданин еси и сих собеседник явився, блаженне, богослове Григорие, моли Христа Бога прегрешений оставление даровати празднующим любовию святую память твою.

Слава, и ныне, богородичен: Помышленьми поползся лукавыми, во глубину впадох греховную и, стеня, зову Ти от сердца, Всечистая: на мне удиви богатую милость, и Твоего благоутробия безмерную пучину, и щедрот Твоих неисчисленное богатство и даждь ми покаяние и прегрешений прощение, да любовию зову Тебе: моли Христа Бога прегрешений оставление даровати мне, Тя бо надежду имею, раб Твой.

Песнь 4.
Ирмос: С чудным став Аввакумом на Божественней твоей стражи, Григорие, и Сущаго на рамех херувимских познав, всемирнаго был еси возвеститель спасения, присно зовый: слава силе Твоей, Господи.

Близ являющимся и пред Богом стоящим чиноначалием подобяся, всемудре, яже вышше тех умом облетая, во глубину же не достигл еси превысочайшее стояние, оттоле богатство нося человеком неотъемлемое.

В непостижимый вшед мрак и, яко из пещеры каменны, узрев задняя, срастворенное вещественное Невещественному Естеству, и неслитнаго смешения был еси сказатель, Христов угодник, Того рабом Его умоляет быти милостива.

Богородичен: Гора показалася еси Ты мысленная, от неяже отсечеся неизреченно честный Камень, истняя мрачныя прелести образ и просвещением благодати озаряя верою присно вопиющия: слава силе Твоей, Господи.

Песнь 5.
Ирмос: Угль горящий, иже Исаииным устном серафим приложи некогда, клещею взем и приложен: он же, очищен, — правде научитеся, — всем проповедаше.

Всему огню боговидения, всеблаженне Григорие, приступль, чистотою ума же и души, несытне саморучно Трисиянный почерпл еси Свет Равновидный.

Зарями объят Трисолнечнаго озарения, от облистания же разжжен и Божественными лучами ум освещая, и противосиятельныя лучи всем изблистал еси.

Богородичен: Свет от Света, Отчее Единородное Слово Безначальное приемши, Мати Дево, дверь Света яве была еси, правды Солнце всем возсиявши.

Песнь 6.
Ирмос: Иже в понте подъемый заключение убежанием бури и вержением жребия и усты ят быв морскаго зверя, невредимь пребыв, но вопияше Иона: к Тебе живот мой да взыдет, Христе.

Потоплен разумом не быв, и до дна испытав глубины Божия, и оттоле бисер почерпл ты Владыце, и молчание, якоже слово, Григорие, положил еси всеизряднейше.

Молитвою чистою свирепеющееся утишил еси море и, странных оплевав словес слатину, ты Владыце, яко небесная капля, люди верныя исправил еси, Григорие.

Богородичен: Непостижное человеческими помыслы таинство, Мати Божия, неизреченнаго и страшнаго рождения Твоего: Ты бо, Дево, всех Творца рождши, Дева пребыла еси.

Кондак, глас 3.

Богословным языком твоим сплетения риторская разрушивый, славне, православия одеждею, свыше истканною, Церковь украсил еси, юже и носящи, с нами зовет, твоими чады: радуйся, отче, богословия уме крайнейший.

Икос:

От богословныя и высокия мудрости твоея исполни мой ум, убогий и страстный, яко да воспою житие твое, отче: не могу бо слова принести тебе, аще не ты подаси ми крепость слова, и разум, и мудрость, яко да от твоих твоя принесу тебе, и от богатства добродетелей твоих оттуду обрящу вину, и увенчаю честную и святую твою главу, с верными взывая: радуйся, отче, богословия уме крайнейший.

Песнь 7.
Ирмос: Проидоша, яко чертог, пещный пламень нестерпимый иже за благочестие иногда отроцы святии, показавшеся яве, и, согласно воспевающе, песнь пояху: отцев Боже, благословен еси.

Неправедных игемонов пред судищами став, Григорие, еретичествующих огня лютее дышущая стремления благочестием сожегл еси, Троице вопия: отцев Боже, благословен еси.

Троицу Всесвятую — догматов благочестивых, Григорие, немутный Источник, от устен излиявый на землю, цветоносну, жестокую напаяя, показал еси: отцев Боже, благословен еси.

Богородичен: Умерщвляется праотец, яко безвременне сада вкусивый; Ты же безконечную Жизнь, о Дево, прозябшая, в раи сего обитати возставила еси, Богородительнице Чистая Благословенная.

Песнь 8.
Ирмос: Иже пищею не осквернившиися отроцы царския трапезы, во огнь, радующеся, внидоша некогда и, в пламени орошаеми, усердно пояху: благословите, дела Господня, Господа.

Вавилонскаго, отче, пламене превозвысився и паче того благочестием распалився, Троический неботаинник показався и проповедник, вопиеши: благословите, дела Господня, Господа.

Напастныя различне, отче, и железныя пещи огнь угашая, удобно напастей произшед, к небеси возлетел еси, вопия: благословите, вся дела Господня, Господа.

Богородичен: Златовидный светильник Твое знаменительне являше Божественное Рождество, Непорочная Чистая: Ты бо Свет неприступный мирови возсияла еси, Емуже вопием: пойте, вся дела Господня, Господа.

Песнь 9.
Ирмос: Иже вышнюю глубину Божественнаго непостижения благочестно отверз, ум, яко из камене, необъятныя Богоначальныя возвысил еси Троицы, всеблаженне отче, тя величаем.

Иже худую одежду законнаго расторг писания и, юже в нем, Божественную доброту и таинственную Божественных Духа нам истолковав писаний, треблаженне отче, тя величаем.

Горним ликом сочислен сый, преподобне отче, ибо с ними во веки водворяешися. О твоей пастве мольбы твори к Богу, всеблаженне отче, тя величаем.

Иже Божественным научився от Божественнаго и паче ума вдохновения, преподобне отче, и к тех таинственно совершився ненаученному соединению безмерным твоим желанием, всеблаженне отче, тя величаем.

Богородичен: Ты вместилище, Чистая, Божественнаго необъятия, вышше естества была еси, яко Богу плоть взаимствовавшая, и Твоих девственных не разверзшему ложесн, внегда раждати без семене, Тя величаем.

Светилен.

Мечь словес твоих и сила сего языки отсече неверных до конца, яко вещь бо терновную, тех попалил еси безбожная новосечения, Троице научил еси покланятися боголепно, Григорие Богослове.

Слава: Единице Триипостасней и Троице совершенней в Едином Божестве, всемудре богослове, научил еси покланятися: Свет, рекий, Отца и Сына Свет, паки же Свет Духа Святаго. Но Един Свет, Неразделен, Неслиянен, Един бо Бог, уясняяй Единосущное, о Григорие блаженне!

И ныне: С Богоматерию и Девою Мариею и Василием, всемудре, предстояй великим, Неприступней Троице, мир миру, тишину Церкви, победы и нам спасение испроси, ныне восхваляющим тя, богослове архиерею Григорие, риторе церковный.