Святцы: Соообщество Православных Прихожан

Александр Юнгеров, Чагринский - история Святого имени

Краткое житие праведного Александра Чагринского

Протоиерей Александр Юнгеров был одним из пяти детей благочестивых супругов – Стефана Игнатьевича и Прасковьи Кузьминичны. Он родился в 1821 году в селе Аблязове Пензенской губернии, когда родителям было уже за тридцать. Его отец в то время служил причетником в церкви. Спустя некоторое время после рождения Александра Стефан Игнатьевич был рукоположен во священника и направлен в село Юнгеровку. По месту служения он и получил свою необычную фамилию.

За время своего непродолжительного служения в Юнгеровке отец Стефан снискал искреннюю любовь прихожан – помещиков и крестьян, поскольку службу совершал тщательно и благоговейно, не отказывал никому в исполнении треб, был внимателен и сердечен к людям. Умер он в 1831 году неожиданно, но в обстоятельствах его смерти усматривается милость Божия. Отец Стефан занемог и уже приготовлен был к погребению, но через сутки ожил и сообщил, что Господь дал ему время для покаяния и прощания с близкими и заберет к Себе вновь через шесть недель. Он рассказал, что был в загробном мире, видел места райского блаженства и адских мучений. Ему были показаны также уготованные его родным и известным ему людям посмертные судьбы, но не велено было о том рассказывать. Как и было предопределено, отец Стефан проболел шесть недель, в течение которых исповедался и причастился несколько раз, пособоровался, а к концу срока созвал родных, простился с ними и тихо скончался.

Александру шел тогда одиннадцатый год, и он хорошо запомнил все обстоятельства смерти отца, которые безусловно оказали влияние на его будущую жизнь. В сентябре того же года он был определен в Саратовское Духовное училище, а через пять лет перешел в Саратовскую Духовную семинарию. Александр Юнгеров был рукоположен во священника 20 октября 1842 года. Перед этим состоялась его женитьба на бедной сироте Елизавете Ивановне. Недолго отец Александр прослужил в селах Третьяки и Неверкино. С июля 1843 года началось его сорокалетнее служение в Троицкой церкви в селе Балаково. Со времен Екатерины II в этих местах селились раскольники, которые имели большое влияние на местное население.

Отец Александр прежде всего обратил внимание на главное священническое дело: благоговейно, тщательно, согласно с Церковным Уставом совершал богослужения и от причта требовал тщательности в исполнении церковных служб. Этим он привлек в храм не только свой приход, но и все село, а также иногородних. Очевидцы свидетельствовали, что он всегда со слезами благословлял за Литургией освящаемые во время Евхаристического канона Святые Дары. Батюшка подавал пример усердной молитвы искренним, от сердца произношением молитвенных слов, частыми поклонами. На исповеди никто не отходил от аналоя без слез. Так трудами мудрого пастыря полураскольничий приход стал постепенно преображаться в православный.

Созидая храм в душах прихожан, отец Александр не мог оставаться равнодушным, видя бедность и ветхость деревянного Троицкого храма, в котором служил. В 1861 году его трудами новая, построенная из красного, «певучего» кирпича церковь была освящена. В 1875 году она была расширена почти втрое, также трудами отца Александра, на средства привлеченных им добровольных жертвователей.

«Подвигом добрым» подвизался отец Александр, сохраняя неизменную сердечную приветливость ко всем людям. Эта приветливость, как было сказано в его некрологе, «дар Божий в награду за чистоту сердца и любовь к людям, ею обычно отмечаются все христианские подвижники».

Сохранилось воспоминание о том, как по молитве отца Александра ожил почивший в Бозе усердный и добрый сельский плотник Мартемьян Фаддеич. С «дерзновенною верою» обратился батюшка к усопшему: «Встань и исповедайся, так как тебе нужно исповедаться и проститься с родными». Мертвый ожил, он был причащен, после чего, выслушав благодарственные молитвы и получив напутственное благословение отца Александра, упокоился навечно.

Рассказывали, что по молитве батюшки останавливалось распространение пожара, когда он со святым крестом обходил горевшие здания.

Дом Юнгеровых стараниями отца Александра и особенно его супруги Елизаветы Ивановны славился своим страннолюбием – здесь находили приют многочисленные богомольцы. С почтением относились к отцу Александру не только прихожане, но и окрестное духовенство. Именно его избрали в благочинии духовником.

В 60-летнем возрасте отец Александр, ссылаясь на плохое здоровье, попросил уволить его за штат, но вместо этого получил назначение в Чагринский Покровский женский монастырь, бедный и малоизвестный. В обители церковная служба тогда ежедневно не совершалась, треб по домам совсем не совершали, поэтому батюшка большое внимание уделил образованию учащихся в монастырской школе девиц и соседних крестьян, которых привлекал к Церкви поучениями за богослужениями и беседами на дому. Постепенно народ, прежде не знавший о существовании Чагринского монастыря, стал интересоваться жизнью обители и посещать богослужения; увеличилось число его насельниц. Усердием отца Александра и благотворителей была построена новая, теплая церковь.

Многочисленные заботы, связанные с завершением строительства храма и жизнью обители, а также потеря в течение одного года многих близких подорвали его здоровье, и в апреле 1893 года он был уволен за штат. С того времени началось его более широкое служение, сделавшее отца Александра известным далеко за пределами не только затерянной в степи Чагринской обители, но и всей Самарской губернии.

Господь, готовивший Своего избранника еще с детства, подкреплявший его многократно в последующем пастырском служении, прославил его даром чудотворений. Больные, отчаявшиеся в человеческой помощи, бесноватые, смущаемые и обуреваемые разными духовными помыслами и недоумениями потекли к нему с разных концов православной России. Порой наплыв посетителей доходил до тысячи и более человек в день. В Чагру собирались толпы разноплеменного народа, как к древним пустынножителям; многие получали здесь духовное и телесное врачевание и со слезами благодарили Господа за свое исцеление.

Начало нового, ХХ века старец встретил на одре болезни. Сообщение о смерти его сына, иерея Василия († 1900), еще более ухудшило состояние здоровья отца Александра. На Пасху он тяжко захворал и соборовался, все лето был очень слаб. Осенью как будто немного опять оправился, но в декабре слег совсем и уже не вставал. Был несколько раз приобщен, соборован, а в день кончины, 22 декабря, в девятом часу утра была прочитана над ним отходная и по желанию старца, высказанному прежде, пропет пасхальный канон. В минуту кончины присутствовавшие увидели, как светлая улыбка появилась на лице батюшки. Она сохранилась до самого погребения, которое состоялось 26 декабря при огромном стечении народа и усердной общей молитве.

Над могилой отца Александра в Чагринском монастыре была устроена часовня, где символом беспрерывного молитвенного пребывания на земле почившего пастыря теплилась неугасимая лампада. По благословению Пресвященного Гурия, епископа Самарского, ежедневно совершались здесь краткие литии. В полу часовни было устроено отверстие, через которое паломники могли брать землю с могилы. Каждую весну привозили несколько возов земли, а к осени она вся разбиралась благочестивыми богомольцами.

До закрытия обители в 1927 году сохранялся домик отца Александра. Сюда после смерти старца приходили паломники с молитвой к нему, прикладывались к кресту, бывшему прежде в его руках, к иконам, пред которыми он молился, к епитрахили. И с радостью уходили, как бы побывав на личном приеме у батюшки. Так любовь николиже отпадает (1Кор.13:8).

Журнал Московской Патриархии, 02-2005

Полное житие праведного Александра Чагринского

Протоиерей Александр Юнгеров был одним из пяти детей супругов — причетника Стефана Игнатьевича и Прасковьи Кузьминичны. Он родился в 1821 году в селе Аблязове Пензенской губернии. Отец его вскоре был рукоположен во иерея и до конца своих дней служил на приходе в деревне Юнгеровка. По этому приходу за потомками о. Стефана закрепилась фамилия Юнгеровы. За время своего непродолжительного служения в Юнгеровке отец Стефан снискал искреннюю любовь прихожан — помещиков и крестьян, поскольку службу совершал тщательно и благоговейно, не отказывал в исполнении треб, был внимателен и сердечен к людям.

Однажды в 1831 году, чтобы придать присущие христианскому таинству венчания чинность и благолепие, отец Стефан принял участие в свадебном застолье, где ему непреднамеренно поднесли такое угощенье, от которого батюшка занемог насмерть и уже приготовлен был к погребению, но через сутки ожил и сообщил, что Господь дал ему время для покаяния и прощания с близкими и заберет к Себе вновь через шесть недель. На вопрос, что же с ним было, отвечал, что был в загробном мире, видел места райского блаженства и адских мучений. Были показаны также уготованные его родным и различным известным ему людям будущие посмертные судьбы, но не велено о том рассказывать, чтобы не внести смуту в народ. Отец Стефан проболел шесть недель, в течение которых исповедался и причастился несколько раз, пособоровался, а к концу срока созвал родных, простился с ними и, почувствовав, что засыпает, велел перенести себя в передний угол, где тихо скончался.

Оставшись вдовой, Прасковья Кузьминична сильно скорбела, представляя безрадостную будущую жизнь для себя и сирот. На сороковой день по кончине супруг явился ей в полусне и сказал: «Зачем ты безутешно плачешь и меня этим огорчаешь? Не плачь, а радуйся и пой: “Хвалите имя Господне... исповедайтеся Господеви, яко благ, яко в век милость Его”».

В сентябре того же года Александр был определен в Саратовское Духовное училище, а через пять лет он перешел в Саратовскую духовную семинарию. Учеба давалась Александру трудно, поскольку был он робок и особыми способностями не отличался. Он брал прилежанием: не только весь день и вечер учил уроки, а и на ночь клал под подушку книги и как только просыпался, начинал повторять задания. В 1842 г. Александр Юнгеров окончил Саратовскую духовную семинарию и, женившись на сироте Елизавете Ивановне, был рукоположен 20 октября 1842 г. во иерея Преосвященным Иаковом (Вечерковым; †1850), епископом Саратовским и Царицынским.

Его первым приходом стало село Третьяки Сердобского уезда Саратовской губернии, потом он недолгое время служил в селе Неверкино, в первом селе он решил вопрос о строительстве церкви вместо сгоревшей, а во втором многих язычников-чувашей о. Александр привлек к Православной Церкви. С июля 1843 года началось 38-летнее служение о. Александра в Свято-Троицкой церкви села Балаково. Со времен Екатерины II в этих местах селились раскольники, влияние старообрядческих иргизских и черемшанских скитов было велико на местное население. О. Александр благоговейно, тщательно, согласно с церковным уставом совершал богослужения и от причта требовал тщательности в исполнении церковных служб. Этим он привлек в храм все село, а также иногородних, приезжавших в Балаково по торговым делам.

Очевидцы свидетельствовали, что со слезами он благословлял за литургией освящаемые Святые Дары. В храме о. Александр произносил поучения, направленные на искоренение пороков и суеверий и дающие православные понятия о предметах веры. Также и праздничные рождественские и пасхальные хождения о. Александра по приходу сопровождались наставлениями о православной жизни, спасительности установлений Святой Церкви, о необходимости частого посещения храма Божия, исповеди и причастия. Батюшка подавал пример усердной молитвы, частыми поклонами. Трудами мудрого пастыря полураскольничий приход стал постепенно преображаться в православный. Благодаря о. Александру в 1861 году новая каменная, построенная из красного кирпича церковь, была освящена. В 1875 году она была расширена почти втрое, также трудами о. Александра на средства привлеченных им добровольных жертвователей. Он сохранял неизменную сердечную приветливость ко всем людям. В некрологе о. Александра сказано: «Дар Божий в награду за чистоту сердца и любовь к людям, ею обычно отмечаются все христианские подвижники».

Сохранилось воспоминание о том, как по молитве о. Александра ожил почивший в Бозе усердный и добрый сельский плотник Мартемьян Фаддеич. С дерзновенною верою обратился батюшка к усопшему: «Мартемьян Фаддеич! Встань и исповедайся, так как тебе нужно исповедаться и проститься с родными». Мертвый ожил, он был причащен, после чего, выслушав благодарственные молитвы и получив напутственное благословение о. Александра, упокоился навечно. Батюшка обыкновенно со святым крестом обходил горевшие здания и по его молитве останавливалось распространение пожара.

Дом Юнгеровых, стараниями о. Александра и, особенно, его супруги, Елизаветы Ивановны, славился своим страннолюбием — здесь находили приют многочисленные богомольцы; поэтому, видимо, на надгробном памятнике Елизаветы Ивановны (†1890) в Чагринском монастыре была сделана надпись: «Странен бех, и введосте Мене» (Матф. 25:35). Окрестное духовенство избрало его в своем благочинии духовником.

В 1881 г. вместо увольнения по болезни за штат протоиерей Александр определяется в Чагринский Покровский женский монастырь Самарской епархии, бедный и малоизвестный. История этой обители началась в 70-х гг. XIX в., и лишь летом 1884 г. община получила статус монастыря. В обители церковная служба была тогда не ежедневная, треб по домам не совершали, поэтому батюшка большое внимание уделял образованию учащихся в монастырской школе девиц и соседних крестьян, которых привлекал к Церкви поучениями за богослужениями и беседами на дому. Постепенно народ, прежде не знавший о существовании Чагринского монастыря, стал интересоваться жизнью обители и посещать богослужения; увеличилось число его насельниц.

Как прежде балаковский, так теперь монастырский храм стал тесен для богомольцев, и усердием игумении, о. Александра и благотворителей была построена новая теплая церковь. Многочисленные заботы, связанные с завершением строительства храма, потеря в течение одного года многих близких, подорвали его здоровье, и в апреле 1893 г. он был уволен за штат. С этого времени началось его служение, сделавшее о. Александра известным далеко за пределами не только находившейся в степи Чагринской обители, но и всей Самарской губернии. Больные, отчаявшиеся в человеческой помощи, бесноватые, смущаемые и обуреваемые разными духовными помыслами и недоумениями потекли к нему с разных концов православной России. Порой наплыв посетителей доходил до тысячи и более человек в день. В Чагру собирались толпы разноплеменного народа, как к древним пустынножителям; они получали здесь духовное и телесное врачевание и со слезами благодарили Господа за свое исцеление.

Господь даровал о. Александру многие благодатные дары: прозорливость, дар чудотворений, дар рассуждения. В 1896 г. в статье, помещенной в «Самарских епархиальных ведомостях», о. Александра по его духовным дарованиям сравнили со св. Иоанном Кронштадтским, св. Амвросием Оптинским и св. Феофаном Затворником. Отец Александр Чагринский в своей жизни явил подобный святому отцу Иоанну Кронштадскому образ святости. Живя в миру, имея семью, подвижник стяжал великие плоды молитвы и чудотворения. 1900 год старец встретил на одре болезни.

Сообщение о смерти его сына, иерея Василия (†1900), еще более ухудшило состояние здоровья о. Александра. На Пасху он заболел и соборовался, все лето был очень слаб, в декабре слег совсем. Был несколько раз приобщен, соборован, а в день кончины, 22 декабря, в девятом часу утра прочитана над ним отходная и по желанию старца, высказанному прежде, пропет пасхальный канон. В минуту кончины всем присутствовавшим была ясно заметна появившаяся на его лице светлая улыбка, которая сохранилась и по смерти до третьего дня. Погребение было совершено на пятый день, 26 декабря, при стечении народа и усердной общей молитве. Над могилой о. Александра в Чагринском монастыре была устроена часовня, где теплилась неугасимая лампада. По благословению Преосвященного Гурия, епископа Самарского, ежедневно совершались здесь краткие литии.

В полу часовни было устроено отверстие, через которое паломники могли брать землю с могилы. Каждую весну привозили несколько возов земли, а к осени она вся разбиралась благочестивыми богомольцами, так что под отверстием образовывалась глубокая яма. До закрытия обители в 1927 году сохранялся домик о. Александра. Сюда после смерти старца приходили паломники с молитвой к нему, прикладывались к кресту, бывшему прежде в его руках, к иконам, пред которыми он молился, к епитрахили. И с радостью уходили, как бы побывавши на личном приеме у о. Александра.

В 1927 г. большевики разрушили часовню, а в начале 30-х годов могила старца была вскрыта, причем обнаружилось нетление его мощей. Власти, опасаясь «всплеска религиозного фанатизма», ограничились тем, что зарыли тело батюшки обратно в могилу, по некоторым сведениям, даже без гроба. В 1952 г. в Пасхальную ночь четверо чагринских христиан, не убоявшись безбожных властей, установили на поруганой могиле крест и ограду, сохранившиеся доныне. 22 июня 2000 г. честные останки протоиерея Александра Юнгерова были обретены в Покровском монастыре и перенесены в Иверский женский монастырь г. Самары, где были положены в раке в соборном храме обители, а 15 октября 2001 г. Православная Церковь во всеуслышание провозгласила святость сельского батюшки из Балакова — святого Александра Чагринского. Местное празднование памяти святого совершается трижды в год: в день его блаженной кончины — 22 декабря (4 января), в день обретения его мощей — 9 (22) июня и в день празднования Собора самарских святых 30 июля (12 августа).

Сайт Саратовской епархии

Икона Александр Юнгеров, Чагринский

Тропарь праведному Александру Чагринскому

Да возрадуется земля Самарская, обретши тя предстателя и заступника у Престола Владычня, пастырю наш добрый и чудотворче предивный, святый праведный отче Александре, моли Христа Бога в вере Православней и исполнении евангельских заповедей непоколебимым пребыти, и спастися душам нашим.

Кондак праведному Александру Чагринскому

Явился еси Православныя Церкви столп, Христовых заповедей усердный делатель, приходящим к тебе с верою скорый помощник, в скорбех и нуждах утешитель и мудрый наставник: темже и нам любовию почитающим тя, грехов оставление испроси, обитель и град сей невредимы сохрани, праведне Александре отче наш, молитвенниче о нас пред Богом теплейший.

Молитва праведному Александру Чагринскому

О великий и пречудный угодниче Христов, отче наш праведне Александре, земли Поволжския благое прозябение и ходатаю о всех зде живущих и повсюду труждающихся православных христианех: воззри ныне на нас недостойных милостивым твоим оком и виждь яко зело умножишася скорби и злострадания в мире сем, во грехах и беззакониях иждиваем дни своя, данное же нам время на покаяние в суетных и многомятежных страстех провождающе, умильно просим и молим тя, заступниче наш: помози нам чадом твоим и испроси предстательством твоим ко Всевышнему Владыце вся яже к житию и благочестию полезная и благопотребная: болящия исцели, немощныя подкрепи, печальныя и унылыя ободри, скорбящия утеши и поверженныя возстави. Вознеси, угодниче Божий, всемощную молитву твою да утвердится в державе нашей мир и благоденствие, благочестие и единомыслие, да пребудет во благих человецех правда и милость, в злых же страх и раскаяние, во еже престати им от зла и творити добрая, да тобою наставляеми и вразумляеми, прославим дивнаго во святых Своих Бога: Емуже Единому подобает всякая слава, честь и поклонение, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.