Николай Розов, Петроградский - история святого имени

Священномученик Николай родился 27 ноября 1877 года в селе Жданово Курмышского уезда Симбирской губернии в семье священника Василия Розова. Все три сына отца Василия стали священнослужителями, двое из них были диаконами — известный патриарший архидиакон Константин Розов и диакон Михаил Розов, принявший сан в тридцатых годах и служивший в одном из храмов в городе Ораниенбауме.
nikolaj-petrogradskij-rozovПервоначальное образование Николай получил в Алатырском духовном училище. В 1898 году он окончил Симбирскую Духовную семинарию и женился на дочери священника девице Ольге, выпускнице епархиального училища в Симбирске. Впоследствии она стала ему верной помощницей, разделив с ним тяготы гонений и ссылок. В 1898 году Николай был рукоположен во диакона ко храму в селе Анненково Симбирского уезда и назначен заведующим двух церковноприходских школ и преподавателем Закона Божия в земской школе. В 1900 году он был назначен миссионером 4-го округа Симбирского уезда. 14 декабря 1904 года диакон Николай был рукоположен во священника ко храму Рождества Христова в селе Барышская Слобода Алатырского уезда; здесь он был законоучителем и заведующим двух церковноприходских школ — в селах Барышская Слобода и Ольховка.
В 1906 году отец Николай переехал в Санкт-Петербург и поступил в Духовную академию. Окончив академию в 1910 году со званием кандидата богословия, он стал преподавать Закон Божий в Еленинском институте.
Всю свою жизнь отец Николай был принципиальным противником пьянства, близким он говорил, что это оттого, что он глубоко переживает пристрастие к вину отца и старшего брата. Ни дома, когда приходили к священнику гости, ни в гостях при отце Николае никогда за трапезой не подавали вина. Живя в Санкт-Петербурге, он был деятельным участником Александро-Невского общества трезвости.
В 1908 году Общество выпустило направленную против пьянства брошюру, написанную отцом Николаем, в которой он, в частности, писал: «Кроме казенных винных лавок теперь в каждом селении торгует несколько частных шинков, и могучие волны водки прокатываются по обширной равнине России, нигде не встречая преград своему разрушительному действию. Катятся волны, захлестывают города, села и деревни; гибнет, захлебываясь в море водки, русский народ. Ужели мы будем еще и еще добровольно нести гнет этого злого гения нашей Родины? Ужели мы будем продолжать пить, похмеляться и безобразить, а в промежутках между похмельем и пьянством, когда тело устанет от обильных угощений на пьяном пиру горе-богатыря, мы будем спать тяжелым, кошмарным, пьяным сном?..»
В 1918 году отец Николай стал служить в храме в селе Григорове неподалеку от Алатыря, где служил до 1922 года, а затем переехал в село Коноклейки в Мордовию. В те годы в глухих деревнях еще сохранялось благочестие, а нечестие, если и проявлялось среди простого народа, то было еще беззлобным. Однажды отец Николай шел с сыном по селу. Стоящая на улице группа молодежи, увидев священника, стала громко скандировать: «У попа-то рукава-то — батюшки!» На что отец Николай тут же ответил: «У ворот-то дураков-то — матушки!» Услышав ответ священника, молодежь одобрительно загудела. В это время еще устраивались крестные ходы во всех тех случаях, когда требовалась помощь Божия, — во время засухи, при падеже скота, когда выгоняли первый раз после зимы скот на пастбище. И вера народа не посрамляла просящих.
С 1925 по 1931 год отец Николай служил в небольшом деревянном храме в селе Купчино недалеко от Петрограда. В это время он был возведен в сан протоиерея.
В 1932 году староста греческой, что на Лиговском проспекте, церкви Колхитис пригласил отца Николая стать в ней настоятелем, и тот дал согласие. Прихожан-греков в то время оставалось всего несколько семей, но церковь считалась посольской: иногда сюда приезжал посол Греции и по национальным праздникам вывешивался греческий флаг. Большое внимание в храме уделялось пению. Здесь был профессиональный хор под управлением А.П. Рождественского, в нем пели многие оперные певцы, но характер пения был скорее светский, нежели церковный. Один из алтарей был в честь святителя Николая чудотворца, это место в храме протоиерей Николай называл «русским уголком», но вскоре этот алтарь староста упразднил без согласия на то настоятеля. Отец Николай хотел богослужение в храме сделать более уставным, но и здесь потерпел неудачу и в 1932 году вынужден был перейти в Никольский храм на Охтенском кладбище. В 1935 году протоиерей Николай был награжден митрой.
В 1935 году власти произвели широкие аресты среди духовенства города, коснувшиеся и Никольского храма. 19 марта 1935 года был арестован и отец Николай Розов. На допросе на следующий день следователь спросил его:
— Что вас заставило устраиваться на службу в греческую церковь?
— Я пошел туда по письменному приглашению старосты церкви Колхитиса, который знал меня заочно через диакона этой церкви.
— Кого вы знаете из греческого консульства?
— Не знаю никого.
— Какова причина ухода из греческой церкви?
— Уволили за то, что не ужился с администрацией. Хотел наладить порядки подобно таким, какие в нашей церкви.
— Кого вы знаете из прихожан греческой церкви?
— Никого не знаю.
— За что были высланы ваши сослуживцы?
— Не знаю. Они об этом мне не говорили. Я же их жалею — как людей, не заслуживших высылки.
На этом допросы были закончены, а также закончено и следствие; в обвинительном заключении следователь написал: «Розов является исключительно антисоветским типом, открыто проявляет свое враждебное отношение к советской власти, группирует монашеский элемент и ведет антисоветскую агитацию. На допросе же это отрицает, хотя и показывает, что за антисоветскую деятельность был выслан целый ряд его сослуживцев. Считает высылку своих сослуживцев незаслуженной и очень о них сожалеет».
28 марта 1935 года Особое Совещание НКВД постановило выслать отца Николая как социально опасный элемент на пять лет в Уфу, а вместе с ним и его жену.
После высылки священников настоятелем Никольского храма на Охтенском кладбище был назначен священник Феодор Боголюбов, он регулярно стал отделять часть церковных доходов высланным членам причта храма и их семьям. В Уфе отец Николай освоил ремесло переплетчика и переплетал в различных учреждениях архивные документы, а посылаемые ему из храма деньги целиком отдавал своим детям.
В связи с принятым в 1937 году советским правительством решением об уничтожении духовенства, по всей стране были арестованы священники, находящиеся на свободе, в ссылках и в заключении. 9 декабря была выписана справка на арест протоиерея Николая; в ней говорилось, что будто бы он «проводит контрреволюционную фашистскую пропаганду. Распространяет провокационные слухи о войне и поражении Советского Союза. За активную контрреволюционную агитацию Розов подлежит аресту с содержанием под стражей на время следствия в уфимской тюрьме по первой категории». 12 декабря 1937 года священник был арестован и заключен в тюрьму. В тот же день он был допрошен.
— Дайте показания о ваших связях в Уфе и других городах, — потребовал следователь.
— В Уфе я знаю всего лишь несколько человек. Дмитрия Владимировича Разумова, он священник из Ленинграда, был выслан вместе со мной. Мы бывали друг у друга, делились новостями и вели беседы на разные политические темы и больше всего интересовались вопросом об освобождении из ссылки. Эти наши встречи и беседы мы называли «производственным совещанием». Знал Федора Ивановича Красильникова, у которого учился переплетному делу. С ним также были беседы политического характера об освобождении из ссылки. Священника Павла Цветаева, ссыльного из Ленинграда, который был у меня один раз в 1937 году. С ним также говорили об освобождении из ссылки. Ивана Петровича Овечкина, диакона, высланного из Ленинграда, он также иногда бывал у меня в 1937 году. С ним велись беседы на политические темы об освобождении. Кроме указанных лиц, в Уфе, а также и в других городах никого не знаю, — ответил священник.
— Расскажите сущность ваших бесед с Разумовым, Красильниковым, Цветаевым и Овечкиным.
— Сущность этих бесед сводилась к тому, что мы говорили об освобождении нас из ссылки и в связи с этим касались вопросов международного положения и других политических вопросов.
— Вы арестованы за активную контрреволюционную деятельность. Признаете ли вы себя виновным в этом?
— Виновным себя не признаю, контрреволюционной деятельностью я не занимался.
— Вы лжете, следствие располагает данными, что вы систематически среди населения вели контрреволюционную агитацию и распространяли провокационные слухи. Предлагаем вам давать откровенные показания о своей контрреволюционной деятельности.
— После того как я был выслан из Ленинграда, я говорил: «Меня выслали без причины, не было никакого основания для того, чтобы выслать меня. Кроме того, еще и обманули, говоря, что в Уфе вы будете жить совершенно вольно, а здесь обязали явкой через каждые десять дней в НКВД». Высылку меня из Ленинграда я считал и считаю неправильной, и по этому вопросу я высказывал свое недовольство.
— Расскажите о содержании вашей беседы с епископом Григорием Козловым.
— Сущность беседы сводилась к тому, что я интересовался новостями об освобождении ссыльных, на что он мне ничего конкретного не сказал.
Допросы продолжались в течение месяца.
— Следствие располагает данными, что вы систематически среди населения распространяли провокационные слухи о том, что советская власть подвергает репрессиям совершенно невинных людей и делает из них врагов. Подтверждаете ли вы это?
— Провокационных слухов среди населения я никогда не распространял.
— Известно, что вы систематически вели среди населения контрреволюционную фашистскую агитацию и восхваляли Гитлера. Признаете ли вы себя виновным в этом?
— Виновным себя не признаю, агитацию я не вел и Гитлера не восхвалял.
— Следствию также известно, что вы систематически распространяли среди населения контрреволюционные слухи о том, что якобы советская власть репрессирует невинных служителей религиозного культа и тем самым старается разрушить Церковь. Признаете ли себя виновным в этом?
— Нет, виновным себя не признаю. Клеветнических слухов среди населения я не распространял.
— Следствию известно, что вы вели агитацию среди населения города Уфы за усиление сергиевского церковного течения как самого контрреволюционного течения. Признаете ли вы себя виновным в этом?
— Агитацию за усиление сергиевского церковного течения среди населения не вел, но, возможно, иногда высказывался за усиление сергиевского течения, так как считал и считаю его самым правильным течением по сравнению с другими церковными течениями (автокефальным и обновленческим).
— Известно, что вы являетесь активным участником контрреволюционно-повстанческой организации в Башкирии. Дайте показания по этому вопросу.
— Участником контрреволюционно-повстанческой организации я не являюсь, и дать показания по этому вопросу я не могу.
— Вы говорите неправду. Следствию известно, что вы являетесь активным участником контрреволюционно-повстанческой организации в Башкирии, которая возглавлялась епископом Козловым, и, бывая у него на квартире, вы получали от него указания контрреволюционного характера. Требуем от вас правдивых показаний по этому вопросу.
— Повторяю. Участником контрреволюционно-повстанческой организации в Башкирии я не являюсь, и никаких указаний контрреволюционного характера от епископа Козлова я не получал, но на квартире у него был один раз, и говорили мы об освобождении ссыльных из ссылки.
13 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила отца Николая к расстрелу. Протоиерей Николай Розов был расстрелян 5 марта 1938 года и погребен в безвестной общей могиле.


Игумен Дамаскин (Орловский)

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Февраль».
Тверь. 2005. С. 327–333


Примечания

Ныне Пильнинский район Нижегородской области.

ГАУО. Ф. 81, оп. 1. д. 190, л. 1-30, 140.

Там же. Ф. 134, оп. 2, д. 143, л. 215.

Священник Николай Розов. Непобежденный богатырь. СПб., 1908.

УФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской обл. Д. П-73383, л. 10.

УФСБ России по Республике Башкортостан. Д. В-4353, л. 2.

 

Дни памяти:
Пол святого:

Мужчина

Новомученик:

Нет


Все даты именин Николай img title

Январь

Февраль

Николай Порецкий Николай (Караулов), Вельский Николай (Могилевский), Алма-Атинский Николай Троицкий (2) Николай Троицкий (3) Николай Бежаницкий Николай Яхонтов Николай Щербаков Николай Смирнов Николай II Романов, император Российский Николай Родимов Николай Романовский Николай Толгский Николай Тарбеев Николай Георгиевский Николай Розов (3) Николай Малков Николай Силин Николай Дворицкий Николай Мациевский Николай Искровский Николай Симо Николай Ушаков Николай Удинцев Николай Онянов Николай (Клементьев), Великоустюжский Николай Дунаев Николай Рождественский Николай Пробатов, Агломазовский Николай Скворцов Николай Бурлаков Николай Троицкий Николай Лебедев (2) Николай Динариев Николай Васюкович Николай Конюхов Николай Мацкевич Николай Широгоров Николай Лебедев Николай Рюриков Николай Померанцев Николай Хвощев Николай Некрасов Николай Беневоленский Николай Кобранов Николай (Панков) Николай Восторгов Николай Казанский Николай Пономарев Николай Виноградов (4) Николай Мезенцев Николай Брянцев Николай Любомудров Николай Крылов Николай Кулаков Николай Виноградов (3) Николай Богородский Николай Ермолов Николай Тохтуев Николай Шумков Николай Розов (2) Николай Залесский Николай Орлов Николай Гашев Николай Протасов Николай Дмитров Николай Понгильский Николай Садовский Николай Замараев Николай Кулигин Николай Доброумов Николай Бирюков Николай Раевский Николай Покровский (3) Николай Цикура Николай Верещагин Николай Морковин Николай Розов Николай Фигуров Николай Попов Николай Сретенский Николай Розин Николай Карасёв Николай Богословский Николай Гаварин Николай Маслов Николай Павлинов Николай Орнатский Николай Розов, Петроградский Николай Сущевский Николай Писаревский Николай Филиппов Николай Никольский Николай Бельтюков Николай Копнинский Николай Виноградов Николай Ковалев Николай Ершов Николай Подьяков Николай Аристов Николай Покровский Николай Амассийский Николай Варжанский Николай Сафонов Николай Постников Николай (Ащепьев)

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь


Даты памяти


Поиск по имени