Святцы: Соообщество Православных Прихожан


Церковь св. Виталия в г. Равенна

Базилика Сан-Витале (итал. Basilica di San Vitale) - раннехристианская базилика в Равенне (Италия), важнейший памятник византийского искусства в Западной Европе. В 1996 году в составе раннехристианских памятников Равенны была включена в число объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Выделяется среди восьми раннехристианских памятников Равенны совершенством своих мозаик, которые не имеют себе равных за пределами Константинополя.

Базилика Сан-Витале

Базилика была заложена в 527 году равеннским епископом Экклесием после его возвращения из Византии, где он вместе с папой Иоанном I выполнял дипломатическую миссию по поручению Теодориха Великого. Храм был освящён в честь раннехристианского мученика святого Виталия Миланского, чьё изображение помещено в конхе апсиды. Строительство велось на средства греческого ростовщика, Юлиана Аргентария (Серебренника). Освящение храма совершил 19 апреля 548 года епископ Максимиан. Все внутреннее мозаичное убранство церкви было создано одновременно в 546-547 годы, различие стиля академик В. Н. Лазарев объясняет участием в работе разных мастеров.

В XIII веке к южной стене церкви была пристроена колокольня и была проведена реконструкция деревянных перекрытий аркад. Масштабная реконструкция храма была проведена в XVI веке: в целях борьбы с поднятием грунтовых вод был поднят на 80 см уровень пола, обновлён пресбитерий, убраны деревянные хоры и перестроен внутренний дворик (1562 год) и южный портал здания. В 1688 году землетрясением была разрушена колокольня XIII века, её восстановили в 1696-1698 годы.

В 1780 году купол ротонды и подкупольные ниши, лишённые при строительстве церкви каких-либо украшений, были расписаны фресками работы болонцев Бароцци и Гандольфи и венецианца Гвараны.

Базилика построена в форме восьмиугольного мартирия византийского типа, близкого по архитектуре к церкви Сергия и Вакха в Константинополе. Наружные стены не имеют каких либо декоративных элементов и расчленены вертикальными и горизонтальными контрфорсами. Здание увенчано гранёным барабаном купола. Архитектура Сан-Витале сочетает элементы классического римского зодчества (купол, порталы, ступенчатые башни) с византийскими веяниями (трёхлопастная апсида, узкая форма кирпичей, трапециевидные капители и т. д.). Низ внутренних стен базилики облицован мрамором, наборный пол храма украшен геометрическим орнаментом.

Конструкцию здания поддерживают восемь центральных опор, на которых держится купол диаметром в 16 метров. Для уменьшения бокового давления куполу придана конусообразная форма. Купол воздвигнут из лёгкого материала - вдетых друг в друга глиняных труб, закреплённых одна над другой в становящихся всё более узкими горизонтальных кольцах. Опорные столбы образуют в центре храма ротонду, на втором ярусе которой расположены хоры. В промежутки между столбами ротонды помещены полукруглые двухэтажные аркады, расположенные по дугам, выгнутым к внешним стенам церкви. Благодаря описанному устройству храма внутренняя часть церкви кажется залитой светом, а окружающие её галереи искусственно погружены в мистическую полутемноту, что сразу же обращает внимание входящего на мозаики апсиды и пресбитерия. Использование данного архитектурного решения привело к достижению следующего пространственного эффекта:

Выступающие за кольцо подкупольных столбов высокие аркады открывают центральное пространство глазам посетителя сразу же, как только он входит в церковь. Ещё находясь во внешнем обходе, он чувствует, что высоко поднятый купол словно вбирает в себя всё внутреннее пространство храма. При взгляде же из центра храма аркады воспринимаются как ещё одно кольцо опор, находящееся между столбами и внешними стенами и зрительно увеличивающее интерьер. Наконец, пространственный эффект усиливается своеобразной формой столбов, объём которых не воспринимается зрителем.

Перед апсидой, освещаемой тремя высокими окнами круговой обход ротонды прерывается пресбитерием, окружённым двухэтажными аркадами. Алтарь вынесен за пределы апсиды в пресбитерий, а в ней установлена стационарная мраморная кафедра. Капители аркады пресбитерия выполнены в форме ажурных корзинок и украшены изображением креста, помещённого между двумя агнцами. Такое оформление однако разрушает тектоническую природу ордера.

К числу особенностей Сан-Витале следует отнести и необычное устройство нартекса, расположенного здесь под углом к основной оси здания, проходящей через пресбитерий. Причины такого устройства нартекса не установлены: по мнению различных исследователей, архитектор мог таким образом сохранить память о ранее существовавших на месте храма часовнях, теснее включить в основной объём здания две лестничных башни или просто создать, помимо основного входа по оси здания, ещё один в боковой части церкви.

Базилика в Равенне послужила чтимым образцом для архитектуры Каролингского возрождения в целом и для её центрального произведения - дворцовой капеллы в Ахене. Филиппо Брунеллески изучал конструкцию купола Сан Витале при разработке проекта первого европейского купола Нового времени(флорентийский собор Санта-Мария-дель-Фьоре). Особенно он отметил то, что для облегчения купола равеннской церкви вместо наполнителя использовались полые глиняные сосуды.

Основное пространство базилики украшено мраморной инкрустацией, а вогнутые поверхности апсиды (аркады, своды, конха) стены (вимы) пресбитерия покрыты византийской мозаикой. Мозаики Сан Витале были призваны продемонстрировать западному миру могущество и безупречный вкус византийского императора Юстиниана во время недолгого владычества византийцев в Италии.

Мозаики Сан-Витале являются редким для Европы образцом раннехристианской монументальной живописи, созданной в технике византийской мозаики. Особую значимость представляют прижизненные портреты императора Юстиниана и его супруги Феодоры.

Мастера с помощью мозаики смогли подчеркнуть архитектурные элементы базилики, сделав акценты на символическую связь элемента конструкции и нанесённого на неё изображения:

Мозаики, которые покрывают весь этот интерьер за исключением цоколя, прекрасно выявляют конструктивный смысл архитектуры. Люнеты, распалубки, стены, арки, ниши и своды эффектно выделены различными типами декора. Так, ребра крестового свода усилены растительными гирляндами, в то время как фигуры ангелов, олицетворяющих мощь несущих конструкций, поддерживают центральный медальон.

- Отто Демус. Мозаики византийских храмов

В боковых галереях находятся несколько раннехристианских саркофагов. Среди них наиболее примечателен мраморный саркофаг V века, несколько переделанный в середине VI века, в котором, как гласят греческая и латинская надписи на крышке, был погребён равеннский экзарх Исаак. На боковых сторонах саркофага можно видеть барельефы, изображающие поклонение волхвов, воскрешение Лазаря, Даниила в львином рву и крест с двумя павлинами.

Конха апсиды

Конха украшена мозаикой изображающей Иисуса Христа в образе юноши с крестчатым нимбом, сидящего на лазоревой земной сфере, в окружении двух ангелов. Христос в одной руке держит свиток, опечатанный семью печатями (Откр.5:1), а другой протягивает мученический венец славы святому Виталию, которого подводит к нему ангел. Второй ангел представляет Иисусу равеннского епископа Екклезия, подносящего в дар макет основанной им базилики Сан-Витале.

Из под ног Иисуса по каменистой почве, поросшей лилиями, вытекают четыре реки Эдема: Фисон, Гихон, Хиддекель и Евфрат. Эта деталь прославляет Иисуса как источник воды живой (Откр.21:6) и роднит равеннское изображение с мозаикой монастыря Латому (Греция), созданной в этот же период.

В. Н. Лазарев отмечает, что мозаика конхи является одной из самых тонких по исполнению, отличается подчёркнуто симметричной композицией и торжественным характером. По его мнению, над её созданием работали мозаичисты, знавшие византийское искусство в его столичных вариантах. Вместе с тем, мозаики апсиды обнаруживают и типично византийскую неподвижность фигур, все персонажи изображены анфас, стоя. Даже участники двух процессий будто остановились на мгновение, чтобы показать себя в стационарном положении, чтобы позволить зрителю полюбоваться их особами.

Нижний уровень апсиды

На боковых стенах апсиды по сторонам от окон расположены мозаичные портреты изображающие императора Юстиниана и его супругу Феодору в окружении вельмож, придворных дам и священнослужителей. Это исторические портреты, созданные лучшими равеннскими мастерами на основе столичных образцов (В. Н. Лазарев считает, что это были «царские портреты, рассылавшиеся в провинции Византийской империи для копирования»). Создание этих композиций было символом триумфа императора, вернувшего Равенну под византийский патронат.

Император Юстиниан со свитой

Император с супругой изображены как донаторы, приносящие в дар церкви драгоценные литургические сосуды. Выполненные как фриз изображения отличаются фронтальной композицией и однообразием поз и жестов. При этом мастера смогли изобразить императорскую семью с индивидуальными чертами лиц в образе идеальных правителей, а сама композиция передаёт движение двух процессий по направлению к алтарю.

Императорица Феодора со свитой

Юстиниан I

Император Юстиниан приносит в дар церкви патену и изображён, как и все другие фигуры, в фронтальной позе. Его голова, увенчанная диадемой, окружена нимбом, что отражает византийскую традицию отмечать таким способом царствующую особу.

По сторонам от Юстиниана стоят придворные и священнослужители. Среди них выделяются: пожилой человек в одежде сенатора (единственный стоит во втором ряду, по одной из версий, это ростовщик Юлиан Аргентарий, финансировавший строительство базилики, по другой, полководец Велисарий, по третьей, praefectus praetorio (префект претория) - должностное лицо, представлявшее особу императора в день освящения храма), епископ Максимиан с крестом в руке и два диакона (один держит Евангелие, а другой - кадило). На этой мозаике Юстиниан и Максимиан изображены как авторитарные представители светской и церковной власти, поэтому их фигуры занимают доминирующее место, а над головой епископа даже помещена горделивая надпись: Maximianus. Если портрет Юстиниана является, скорее всего, копией с официальных изображений, рассылаемых по всей империи, то портреты Максимиана и персонажа, стоящего во втором ряду, выделяются характерными чертами, позволяющими предположить знакомство мозаичиста с оригиналами.

Роскошные одеяния дали возможность мозаичистам развернуть перед зрителем всё ослепительное богатство их палитры - начиная от нежных белых и пурпуровых тонов и кончая ярко-зелёными и оранжево-красными. Особой тонкости исполнения они достигли в лицах четырёх центральных фигур, набранных из более мелких кубиков. Это позволило им создать четыре великолепных по остроте характеристики портрета, в которых, несмотря на ярко выраженные индивидуальные черты, есть и нечто общее: особая строгость выражения и печать глубокой убеждённости.

Императрица Феодора

Императрица изображена стоящей в нарфике, перед ней стоят два телохранителя, один из которых отодвигает завесу перед дверью. В руках Феодоры дар церкви - золотой потир, голова, увенчана диадемой и окружена нимбом, на плечах лежит тяжёлое ожерелье. Подол плаща императрицы украшает сцена поклонения волхвов, что является намёком на подношение самой Феодоры. Фигура царицы (единственная из всех остальных) обрамлена нишей с конхой, которую А. Альфёльди рассматривает как «нишу прославления». Группу придворных дам, идущая за Феодорой, возглавляют две женщины, чьи изображения наделены портретными чертами, (предположительно, Антония и Иоанна - жена и дочь полководца Велисария), лица остальных придворных дам стереотипны.

И здесь роскошные византийские одеяния дали мозаичистам повод блеснуть изысканными колористическими решениями. Особенно красивы краски на трёх центральных женских фигурах. Их лица набраны из более мелких и более разнообразных по форме кубиков, что облегчило передачу портретного сходства. Лица остальных придворных дам, как и лица стражи в мозаике с Юстинианом, носят стереотипный характер и мало выразительны. В них высокое искусство уступает место ремеслу и рутине.